Get Adobe Flash player

КОСМИЧЕСКОЕ РАСКРЫТИЕ: ИНТЕРВЬЮ С ИНСАЙДЕРОМ
ИНТЕРВЬЮ С ПИТОМ ПИТЕРСОНОМ

Вторник, 13 декабря 2016 года

 

Д.У.: С возвращением на Космическое Раскрытие! Я очень рад представить вам Пита Питерсона. Пит, добро пожаловать на шоу.

П.П.: Спасибо, Дэвид.

Д.У.: Когда мы только начинали общаться, Вы рассказывали об удивительном случае наблюдения инопланетян, причем через это прошла вся Ваша семья.

П.П.: Позади дома моих родителей был разбит большой классический английский сад со всеми его атрибутами: возвышающимся бельведером, возвышением для оркестра и все такое. Обычно в нем проводились все городские мероприятия. Сам же городок занимал три квартала, от силы, четыре.    

[more]

Д.У.: (Смеется)

П.П.: Приходили люди и проводили свадебные церемонии в классическом саду. Там были маленькие шпалеры и беседки, увитые виноградными лозами. Мне было 10 лет. Я хорошо помню. Как-то раз, на одной из свадебных церемоний, когда жених и невеста вот-вот должны были принести клятвы верности друг другу, кто-то посмотрел вверх и воскликнул: “Боже мой!” или что-то в этом роде. “Что это?” Все посмотрели вверх.

Весь следующий час, одному Богу известно, почему, мы наслаждались шоу летающих тарелок. Иначе и не назовешь. Они были всех форм и размеров, которые только вы могли себе представить. Некоторые буквально проходили сквозь воздух как вагоны в метро, которые вы не видите, ну как бешеный поезд в Диснейленде. У них были маленькие круглые отверстия, и через них можно было видеть то, что находится внутри, поскольку там был свет как в самолете.

Д.У.: Каковы были их формы, которые Вы видели?

П.П.: Ну, цилиндры. Одни летели вертикально, другие горизонтально и не собирались поворачивать. Просто пребывали в вертикальном и горизонтальном движениях.

Д.У.:  Сколько объектов Вы видели в небе, грубо говоря?

П.П.: В какой-то момент я насчитал штук 30.

Д.У.: Вот это да!

П.П.: Большую часть времени я видел 5 или 6. Они летали и совершали пассы. Летели, поднимались вверх и исчезали. Или спускались вниз, поворачивали и уходили в стороны. Тарелки кружили и кружили. В саду собрались жители четырех окрестных городков: Нью-Плимута, Фрутленда, Пайетта (все перечисленные – штат Айдахо и Онтарио, штат Орегон. Все они находились на Змеиной реке. Прямо за фермой моего отца или деда протекала Змеиная река. Она отделяла штат Орегон от штата Айдахо в западном Айдахо. Таким образом, шоу летающих тарелок наблюдали 6.000 жителей.

Д.У.: Ого! Итак, Вы упоминали, что формы… Были вертикальные цилиндры, горизонтальные цилиндры…

П.П.: На верху тарелок находились как бы ручки от волчков. Когда я был ребенком, у меня была такая игрушка, нажимаешь на ручку вверх и вниз, и волчок вращается, создавая шум.

Если обратиться к истории, точно такие же ручки были у немецких кораблей Колокол.

Д.У.: Верно.

П.П.: Одни тарелки имели форму колокола, другие были полностью круглыми, как этот стол, идеально закругленными по бокам. Ну, как традиционная летающая тарелка.

Д.У.: Хм.

П.П.: На некоторых находилось нечто вроде башенки наверху, как тарелка с куполом. По-видимому, это место контроля, откуда видно все вокруг, как наверху, так и внизу. Некоторые тарелки выпускали шасси, а затем поднимали. Полагаю, выдвигались опоры. У них имелись стабилизаторы с тремя подушками на конце, размером примерно с этот стол (150 см в диаметре) Некоторые тарелки пролетали на расстоянии 180-200 метров от нас.

Д.У.: Ого! Сколько людей присутствовало на свадьбе?

П.П.: Думаю, человек 150. Задний двор был довольно большим, и весь заполнен  народом.

Д.У.: По-видимому, зрелище оказалось таким потрясающим, что никто не мог его отрицать.

П.П.: Конечно, это не было игрой чьего-то воображения. Все рассказывали одно и то же.

Д.У.: Безусловно. Люди кричали? Бежали и прятались? Что происходило?

П.П.: Думаю, все застыли, раскрыв рты. Потрясающее зрелище! Как будто вы попали на заключительный залп фейерверков, просто бум, бум, зум, зум, зум, зум, везде и все время. Но движение было скоординированным, так как тарелки не врезались друг в друга, а ведь их было так много, что такое вполне могло произойти.

Д.У.: Да уж. Видели ли Вы снаружи механизмы, заклепки или нечто подобное?

П.П.: На кое-каких тарелках можно было видеть верхушки заклепок, на других – то, что сейчас я бы назвал сварными швами. Я имею в виду, это были линии, а не головки от заклепок или сами заклепки. Некоторые казались однородными, органическими.

Д.У.: Выглядели, как органические?

П.П.: Если вы смотрите на что-то, сделанное человеком, оно обычно имеет правильные углы и прямые линии.

Д.У.: Конечно.

П.П.: Вы смотрите на банан, на нем линии.

Д.У.: Верно.

П.П.: И геометрическая форма.

Д.У.: Шоу продолжалось почти час, на виду у всех гостей свадебной церемонии?

П.П.: Около часа. Я был ребенком, мне было 10лет. Полагаю, что зрелище продолжалось около часа.

Д.У.: Вот первое, что меня заинтересовало. Пит, Ваша семья имела непосредственное отношение к очень известному ученому. Не могли бы Вы немного рассказать об этом?

П.П.: Мой дед, Питерсон, с отцовской стороны был инженером, правой рукой и доверенным лицом Николы Теслы. Он работал с Теслой в лаборатории в Колорадо.  

Д.У.: То есть, Ваш дед имел непосредственный доступ к знаниям и технологиям Теслы?

П.П.: Если хотите, он был напарником Теслы. Проблема в том, что Тесла… Его мышление сильно отличалось от мышления научного мира того времени, а идеи настолько революционными, что их невозможно было обосновать. Они оказывались такими продвинутыми, что люди не понимали, о чем он говорит. Впрочем, проблемой всей моей жизни стало отсутствие слов для обсуждения реальности, как она есть. Поэтому нам приходилось обращаться к древней реальности, пользоваться словами оттуда и затем пытаться говорить о ней.

Д.У.: Хм. В каком году Вы родились?

П.П.: В 1940.

Д.У.: Понятно. Будучи в 8-м классе, Вы смастерили антенну, технические возможности которой намного превышали антенны, которыми пользовалось американское правительство в военных целях.

П.П.: У них не было даже ничего похожего. У них были радиоустановки мощностью в 1000 ватт и предполагаемым радиусом действия 450 км. Моя же установка имела мощность 1 ватт, и я мог общаться с кем угодно на Земле.

Д.У.: Вот это да! Давайте поговорим о результатах. Вы утверждаете, что могли говорить с любым человеком в мире, и если они проверят это…

П.П.: … то можно было бы взять ранцевые радиостанции или маленькие портативные рации и увеличить радиус их действия в 8-10 раз.

Д.У.: Неужели?

П.П.: Скажем, если вы бывали в каньоне (а я жил буквально в дыре в земле) или если вы живете в каньоне, то вам известно что такое радиоволна с почти вертикальным ионосферным отображением. Вы выстреливаете ее вертикально в воздух, она поднимается в воздух и возвращается на другой стороне горы. Сейчас вы можете разговаривать через гору, где прежде у вас не было связи.

Д.У.: Как правительство узнало о Вашем изобретении?

П.П.: Я представлял свой проект на научной ярмарке и занял первое место. В те времена антенны были очень важны для правительства.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Я имею в виду, что оно тратило на антенны  миллионы и миллионы долларов. Итак, я смастерил несколько антенн для правительства. И, как обычно, решил запатентовать свое изобретение. Обратившись в агентство, я узнал, что такая антенна уже запатентована правительством. То есть, правительство меня опередило.

Д.У.: В 2014 или 2015 году был журналист, разоблачитель типа Сноудена, который говорил, что все патенты сначала должны проходить через Управление Перспективных Исследований Министерства Обороны США.  

П.П.: Так должно было быть.

Д.У.: Конечно.

П.П.: И так было.

Д.У.: То есть, уже тогда это делалось в открытую.

П.П.: Поскольку больше я не подавал никаких заявок, я ничего не слышал от правительства. Если бы я обратился за патентом, возможно, мне бы заплатили.

Д.У.: Каким было Ваше первое взаимодействие с правительством? Кто-то пришел к Вам домой? Что произошло?

П.П.: Это был парень из местного радиоклуба, членом которого был и я. Обычно в такие дела вовлекаются члены местного клуба радиолюбителей. У правительства есть люди…

Д.У.: Правительственные служащие?

П.П.: … в каждом городке, которые ходят на научные ярмарки. Также они посещают собрания радиоклуба и держат нос по ветру.

Д.У.: Связанные с правительством?

П.П.: Да, правительство платит им за такую работу.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Некоторые из них являются агентами, другие – просто людьми, прошедшими определенную подготовку. Это хорошие люди с хорошей репутацией. Они выходят на пенсию, к ним приходят и говорят: “Мы хотим, чтобы вы делали для нас то-то и то-то, а мы будем хорошо платить”. Обычно люди соглашаются.

Д.У.: Итак, такой человек находит Вас на научной выставке.

П.П.: Он находит меня на научной выставке, но знает меня, так как мы посещаем один и тот же клуб. А я выступаю в клубе все время.

Д.У.: Клуб радиолюбителей.

П.П.: Клуб радиолюбителей. Я учу его членов всему, что знаю, и они могут удваивать или утраивать реальную фиксированную мощность своих устройств.

Д.У.: Сколько Вам было лет в то время?

П.П.: 14.

Д.У.: Приходили ли они к Вам домой?

П.П.: Они приходили в школу. Они забрали меня, связались с моими родителями и сказали, что собираются забрать меня на какое-то время. Такое происходило много раз. Итак, они забрали меня, и мы отправились в какой-то форт в Юте. Я понятия не имею, где это было. Посреди ночи они возили меня кругами, морочили голову и, наконец, куда-то привезли. Я захватил с собой несколько антенн и запасных частей к ним, показал, как это делается, и мы сделали парочку антенн вместе. Больше я о них не слышал.

Потом они вернулись и сказали: “Мы хотим поблагодарить тебя за все. Ты – находка для страны. Ты очень нам помог, и мы бы хотели тебе заплатить. Такой-то суммы будет достаточно?” Ну, у меня отвисла челюсть, а глаза полезли на лоб. И я смог произнести только: “Ох”. Тут я вспомнил, чему меня учил дед, он был торговцем. (Смеется) Я ответил: “Такой-то суммы было бы достаточно”.

Д.У.: Мы говорим о числе с пятью нулями или шестью?

П.П.: Нет-нет-нет. Мы говорим о пяти нулях.

Д.У.: Понятно. Это очень существенно для…

П.П.: В те дни это было…

Д.У.: … 14-летнего ребенка.

П.П.: Да, еще бы.

Д.У.: После того, как Вы смастерили несколько антенн для правительства, когда оно вновь связалось с Вами?

П.П.: После третьей научной ярмарки. В школу пришли двое парней и забрали меня. В те дни у нас не было так много проблем, как сегодня. Они забрали меня и повезли в офис. Один из них показал удостоверение ФБР.   

Д.У.: Они были одеты в гражданскую одежду?

П.П.: В гражданскую. Парень сказал: “Вот мое удостоверение. Второй парень – мой водитель”. Выходит, он был с водителем. Они начали возить меня по округе, расспрашивая о разных научных ярмарках и о других вещах, над которыми я работал. А потом предложили: “Нам бы хотелось пригласить тебя стать учеником очень известной школы”. Меня это заинтересовало. Тогда они повезли меня в офис в деловой части города, обыкновенный офис.  

Д.У.: Город Бойсе, штат Айдахо?

П.П.: Да. Это было здание почты, комната с номером на двери. Я вошел, и со мной начал беседовать водитель. Там было еще двое ребят. Они долго  разговаривали между собой, а потом рассказали, чем занимается Ранчо Белая звезда. Они пояснили: “Мы берем самых талантливых детей и помещаем их в учебную программу. До последнего класса ты будешь ходить в обычную школу, а каждое лето ты будешь работать на нас, мы будем определять тебя в суперлаборатории и все такое”. Это было здорово! Когда они поняли, что это меня заинтересовало, они начали предлагать мне тесты. Они тестировали меня три дня.

Д.У.: Как Вы думаете, что такое Белая звезда?

П.П.: Это название…Нейтральное название для места, где они заботятся о больных детях, детях с физическими недостатками, умственно отсталых, но… гениях. Вы идете туда и работаете с ними, потому что все эти дети – гении.

Д.У.: То есть, у них есть физические недостатки, но ум работает?

П.П.: Физические отклонения. Но умы работают так, что Вы даже не можете себе представить.

Д.У.: Понятно, понятно. Итак, как Вы только что сказали, Ранчо Белая Звезда привлекает некоторых детей с недостатками…

П.П.: Верно.

Д.У.: … и все они такие же гении, как Вы?

П.П.: Как Стивен Хокинг. Это100% пример. Они работают во всех сферах. В одной из групп, за одну или две группы до меня, учились граф Уэстморленд, Никсон, Киссинджер, целая группа подобных людей. Они были в одной из групп до меня. Их сферой была геополитика.

Д.У.: И все они жили на Ранчо Белая Звезда?

П.П.: Нет…

Д.У.: Они там учились?

П.П.: Да.

Д.У.: Понятно. Насколько Вы знаете, сколько таких Ранчо Белая Звезда в Америке?

П.П.: Впоследствии я узнал, что около 20-ти. Насчет некоторых из них были только предположения, и они оказались верными.

Д.У.: Когда Вы попали на Ранчо Белая Звезда, Вам было15лет?

П.П.: Тогда я о нем узнал. А попали мы туда позже. Мы подписали договор. Мои родители подписали документ об отказе от меня… Они подписали соглашение, что отказываются от меня, если взамен мне будет предоставлено  качественное образование.

Д.У.: Когда Вы начали чаще посещать Ранчо Белая Звезда?

П.П.: Нет-нет. Это не то место, куда нужно ходить. Это место, где вами руководят.

Д.У.: То есть, Вы перешли на домашнее обучение?

П.П.: Нет. Меня отправляли в разные места, где я встречался с 40% Нобелевских лауреатов, проводил с ними один на один 6 месяцев, а потом еще 6 месяцев практически работал в той сфере, в которой меня обучали.

Д.У.: То есть, Вы больше не ходили в обычную школу?

П.П.: Ходил до 12-го класса, а каждым летом полностью принадлежал правительству. Пору-тройку раз мы ездили на Ранчо Белая Звезда, чтобы научиться работать с “Ментатами”.

Д.У.: Ментатами?

П.П.: Это единственное слово, которое я знаю в английском языке. Его можно встретить в романах Вселенная Дюны.[1]

Д.У.: Это люди…

П.П.: Это люди с IQ 300, 400.

Д.У.: С физическими недостатками?

П.П.: Обычно они обладают физическими недостатками или психическими отклонениями. Например, есть люди, которые могут находиться только в темноте. Есть люди, у которых внутренние органы находятся как снаружи, так и внутри тела. Люди, такие как Стивен Хокинг.

Д.У.: Но они и невероятно талантливы.

П.П.: Почти НЕПОСТИЖИМО талантливы.

Д.У.: Пит, для меня Ранчо Белая Звезда звучит очень таинственно, очень засекречено.

П.П.: Это первый информационный слой.

Д.У.: Понятно. Именно в то время Управление Стратегических Служб превратилось в ЦРУ, и все же разведывательное сообщество в американском правительстве еще довольно молодое. Очевидно, то, что Вы описываете, – это некоего вида обширная, хорошо финансируемая секретная организация.

П.П.: Думаю, понимаю, о чем Вы. Мы имеем контакты с инопланетянами, по крайней мере, последние 4.000-5.000 лет. Когда я говорю “мы”, я имею в виду общество, существующее сегодня. То, что было до нас, разрушило себя.

Д.У.: Верно. Вы имеете в виду, что люди, создавшие Ранчо Белая Звезда, работали в сотрудничестве с инопланетянами?

П.П.: Они были вынуждены. Вот что я имею в виду. Оглядываясь назад, я вспоминаю, как меня учили, последовательность, по которой меня готовили. Там бы не обошлось без инопланетян. Правительству был нужен кто-то, кто умел видеть будущее, кто мог понимать, что и как произойдет в будущем. Меня готовили неординарно мыслить и видеть будущее. Я имею в виду, мне это было очевидно.

Д.У.: Как Вы думаете, почему  правительство искало детей 8-9-го классов?

П.П.: Потому что к 8-9-му классам у меня уже было 300 изобретений, опережавших все, что было, на 25-50 лет. У меня был природный дар постигать все, что угодно. Я не рвал жилы, что-то изучая, чтобы затем стать супер изобретателем. Просто у меня был талант от природы. И поскольку таково было мое призвание, меня заметили.

Д.У.: Ох, они проверяли тип Вашей ДНК?

П.П.: В то время структура ДНК еще не была открыта, это было до ДНК. То есть, не ДНК, а интересы, все то, чем я занимался. Еще раньше у меня было 50 изобретений по направлениям, о которых никто даже не заикался, опережавших свое время на 30-40 лет.

Д.У.: Понятно. Когда Вы впервые узнали о вовлечении инопланетян в программу Ранчо Белая Звезда?

П.П.: Я узнал о них из самой программы. Я узнал об инопланетянах потому, что помогал обратному восстановлению вещей, предназначенных для…У меня не было сомнений. Как работает управление на космическом корабле? Что оно делает? Как его включить? Как выключить?

Д.У.: Когда впервые Вы увидели нечто, похожее на инопланетное оборудование или просто необычную технологию?

П.П.: Когда мне было 22-23 года. Тогда меня попросили ответить на вопрос: “Кажется, это панель управления. Это действительно панель управления? А если это панель управления, то каковы ее функции на корабле, на котором она находится?”

Д.У.: Побывали ли Вы на какой-то военной базе?

П.П.: Думаю, да, хотя бы потому, что там была ограда под напряжением, вооруженная охрана, радар и все такое.

Д.У.: Ясно.

П.П.: Полагаю, она называлась Зона 51, но точно я не знаю. Может, Зона 52, не знаю.

Д.У.: Хорошо. Если Вы родились в 1940 году, и Вам 22 года, значит, речь идет о 1962 годе, не так ли?

П.П.: Да, тогда мне было 22 года.

Д.У.: Каким образом Вы видели инопланетное оборудование? Что происходило дальше?

П.П.: Я поднимался на лифте, выходил из него и попадал в ангар, в котором находились разбросанные в большом радиусе обломки. Вы бы увидели такое, если бы исследовали крушение какого-то корабля. Знаете, вся суть в том, чтобы восстановить исходное состояние, понять, что это было, где стояло и для чего использовалось. Скажем, эта штука отсюда. Это все равно, что собирать большой паззл.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Итак, меня подводили к тому, что находилось в центре, и говорили: “Весьма возможно, что это панель управления”. Она располагалась так, чтобы “человек”, имевший конечности, мог сидеть так. [Пит кладет предплечья и кисти рук на стол перед собой.] Очевидно, у существа три пальца, потому что для пальцев сделано всего по три углубления. То есть, это устройство для фиксации рук. Зачем фиксировать руки и пальцы, если речь идет не об антигравитации? С другой стороны, можно сказать, что антигравитация – это не естественное состояние для существа, иначе, опять же, зачем фиксация? В корабле с антигравитацией вы можете ходить вверх ногами и даже не знать об этом.

Д.У.: Безусловно.

П.П.: Итак, я смотрел на деталь и говорил: “Да, это так. Панель управления”. Тогда меня спрашивали: “Как ее запустить? Мы хотим ее включить, но боимся”… Если бы мы создавали нечто подобное, мы бы делали это так, чтобы тот, кто найдет остатки после крушения и попытается включить, попросту бы испарился. Итак, нам приходится исходить из того, что те существа умнее нас, поскольку мы не можем строить ничего подобного. Очевидно, регистрировалась скорость до удара. И, поскольку меня об этом спрашивали, мне давали определенные вещи, которые помогали бы получать ответы. Они не хотели давать, скажем, устройство в целом, так это противоречило бы принципу “знать только то, что необходимо” или как вы бы хотели это называть

Д.У.: Понятное дело.

П.П.: Итак, я возился с устройством 8 месяцев и обнаружил следующее: “Некоторые фрагменты, отскочившие при ударе, не отсюда. Они взялись откуда-то еще”. Потому что когда что-то ломается на части, всегда есть два конца. Части всегда можно сложить, подгоняя места разлома друг к другу.

Д.У.: Было ли что-то необычное в связи с материалом…

П.П.: Да.

Д.У.: …сплав или вес? Материал легкий?

П.П.:  Очень легкий.

Д.У.: Необычные металлические сплавы?

П.П.: Необычные отражение, необычная полировка, необычные соединения, будь то заклепки, сварка или разное напыление. Знаете, встречаются все виды соединения.

Д.У.: Вы работали над этим 8 месяцев, и мне любопытно, каковы результаты Вашего изучения. Вы преуспели?

П.П.: Когда  они закончили физическую реконструкцию, устройство работало.

Д.У.: Не может быть!

П.П.: (Кивает головой в знак согласия.)

Д.У.: В то время входили ли Вы в какой-то физический контакт с инопланетянами?

П.П.: Только с одним.

Д.У.: С одним? Понятно.

П.П.: Полагаю, он был единственным, оставшимся в живых.

Д.У.: Ох, неужели?

П.П.: Единственным.

Д.У.: Не могли бы Вы рассказать об этом больше?

П.П.: Кроме роста и, возможно, соотношения между величиной глаз и размером черепа, или размером черепа и размером тела, никаких других отличий от нас я не обнаружил. 

Д.У.: То есть, оно выглядело как обычное человеческое существо?

П.П.: Да.

Д.У.: Но ведь Вас уведомили или информировали о том, что какое-то время он пилотировал корабль? Вам это говорили?

П.П.: Нет. Никогда. Нет. Черт возьми, такой вид информации не предлагается. Это не… Мне не нужно ничего знать, за исключением того, что он находился там с целью дальнейших объяснений. И он действительно появился, вероятно, уже в самом конце, через месяц после моего доклада по возвращению с задания.

Д.У.: Давайте немного поговорим об этом. Итак, парень входит в комнату, разве Вам не любопытно, что он знает о технологии?

П.П.: Он входил в комнату и нес всем напитки. Там он просто один из парней. Затем я сел, он сел рядом и спросил, не можем ли мы немного поговорить? Я не возражал. Тогда он спросил: “Ты – тот парень, что занимается восстановлением панелей управления?” “Да”. И пошло, поехало. “Заметил ли ты это? Заметил ли ты  то?” Я знал, что он какой-то другой. Это первое, что бросается в глаза. (Смеется)

Д.У.: Да. (Смеется)

П.П.: Я ответил, что все заметил, но пока не увидел никаких практических результатов: Все еще не закончил изучение. Я имею в виду, вы идете шаг за шагом, потому что работаете с чем-то, что полностью выходит за пределы того, что вы когда-либо слышали, видели и все такое.

Д.У.: Понятно. Но если панель управления приспособлена для рук с тремя пальцами, значит, этот парень не был одним из пилотов, а просто знал об этих существах.

П.П.: Ну, Вы должны понять, что во вселенной космические корабли – это прежде всего огромная коммерция.

Д.У.: Ясно.

П.П.: Я не говорил, что он строил корабль, или для чего корабль был построен. Парень был кем-то, кто изучал корабль со стороны, зная кое-какие лежащие за ним технологии.

Д.У.: После первого опыта, когда в следующий раз Вы входили в контакт с инопланетными обломками?  

П.П.: О, Господи, полагаю, тогда мне было 26 лет, через четыре года.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Тогда меня позвали осмотреть другой корабль, намного лучший. Мне не показалось, что он стал жертвой крушения.

Д.У.: Скорее, пожертвованием или чем-то еще?

П.П.: Думаю, его продали. Там были люди, ДРУГИЕ люди.

Д.У.: Что Вы имеете в виду под ДРУГИМИ людьми?

П.П.: Люди не с этой планеты.

Д.У.: Как Вы это поняли?

П.П.: (Смеется) Ну, если бы Вы увидели хотя бы одного, Вы бы знали, потому что они не… Насколько я могу судить, среди них есть некоторые, кого очень волнует то, что они – наши прародители или мы в будущем. Не могу сказать, что они сильно отличаются от нас. Я видел компьютерную томографию и снимки тех людей, разницы никакой.  

Д.У.: Просто они похожи на нас.

П.П.: Насколько я могу судить. Ну, как когда высмотрите на людей с Востока. У них есть дополнительная складка в веках, делающая их глаза раскосыми. У этих людей совсем другой взгляд. Кроме того, у инопланетян имеется множество механизмов дыхания. Когда вы смотрите на ящерицу, это просто отверстие и чешуйка на передней части головы.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Есть те, кто дышит верхушкой головы, а другие дышат посредством грудной клетки. Поэтому различия, скажем, в способе дыхания, если они есть, весьма значительны.

Д.У.: Давайте об этом поговорим, так как все наши зрители хотят знать правду. Особенно интересны опыты общения с инопланетянами, ведь людям так долго лгали. Поэтому так ценны такие люди, как Вы, обладающие опытом из первых рук. Во-первых, предупреждали ли Вас заранее? Перед встречами с инопланетянами давали ли Вам какие-то инструкции?

П.П.: Меня специально готовили, инструктировали и говорили: “Вы увидите то-то и то-то, но то, что Вы увидите, должно оставаться с Вами”.

Д.У.: Ох, то есть, Вас тщательно готовили к тому, что Вы увидите. Вам говорили, что инопланетяне существуют и все такое до того, как Вы увидели их воочию?

П.П.: Мне говорили, что я увижу странных людей. Вот что мне говорили. “Не стройте никаких предположений. Вы придете к своему собственному выводу. Но держите все при себе”. 

Д.У.: Вот это да!

П.П.: “Когда вы покидаете базу, вы все оставляете там”. (Закрывает глаза руками) “Вы выкидываете все из головы, и никогда не думаете об этом и не упоминаете”.

Д.У.: Должно быть, Вы нервничали или волновались?

П.П.: Волновался, я был взволнован. Я чувствовал себя в безопасности с людьми, с которыми был.

Д.У.: Ясно. Насколько необычными оказались первые инопланетяне, которых Вы видели?

П.П.: Я бы сказал, от мелких различий… до полного отсутствия сходства. Мелкие различия – это как когда вы видите человека с синдромом Дауна. Вы можете отличить такого человека за квартал. Разница между нами всего 3-4%. Вы видите, как они передвигаются, как поворачиваются, и это притягивает взгляд.

Д.У.: Их одежда похожа на нашу или абсолютно другая?

П.П.: Большинство одето так, как будто одежда сшита по индивидуальному заказу. Она совсем не похожа на нашу. Пуговицы не пуговицы, магнитные полоски. Меня всегда интересовало все новое и необычное. У нас разные вещи в туалете, разные виды душевых кабинок.

Д.У.: Подозреваю, что очень разные?

П.П.: Конечно. С другой стороны, следует упомянуть, насколько многие из них похожи между собой. У них четыре конечности, не шесть, не пять и не девять, два глаза, нос и дыхательный аппарат. Затем рот, жвала, подбородок, дыхательная трубка и уши. Позже появились те, кто напоминает инсектоидов. Знаете, когда я был моложе, я изучал кузнечиков. Поэтому я знал, как выглядит их система приема пищи, отрезают ли они куски или отламывают. Для меня они выглядели, как пришедшие… Я думал об этом. “Откуда они пришли? Что я могу видеть, говорящее о том, откуда они пришли?” Так я думаю обо всем.  

Д.У.: Понятно.

П.П.: Я бы сказал, что все они не издалека. Я видел различия, иногда то, что вы бы назвали большими различиями, но на самом деле они не были большими. Просто больше, меньше, короче… Есть некоторые с маленькими крошечными короткими предплечьями, например. Они выглядели как пришедшие из того времени, откуда пришли все мы, из одного и того же начала. Позже я увидел других инопланетян, разговаривавших по-другому и делавших другие вещи. Вот они-то и выглядели совсем другими. Я имею в виду… Мы называли их драконами или группами драконийцев. Потом была еще группа, выглядевшая как инсектоиды, особенно богомолы. То есть, они могли развиться из богомолов.

Д.У.: Ясно.

П.П.: Некоторые говорили словами, другие разговаривали с вами у вас в голове. Третьи общались совсем по-другому. Четвертые, будь я проклят, если знаю. Это как я знаю, что они думают, а они знают, что думаю я.

Д.У.: Когда Вас забирали на космический корабль, видели ли Вы там инопланетян?

П.П.: Тогда я впервые увидел инсектоидов.

Д.У.: Неужели? И что было…

П.П.: Я заметил, что у них участки кожи терлись друг о друга и издавали звук как пилка для ногтей. Это был хитиновый тип… или экзоскелет.

Д.У.: Каково это видеть такое непривычно выглядящее существо?

П.П.: Представьте молодого человека, смотрящего на что-то и говорящего: “Что за чертовщина?” Как-то так.

Д.У.: Да уж.

П.П.: С окружавшими меня людьми я чувствовал себя в безопасности,  поэтому и не боялся. Я не думал, что кто-то может меня съесть. Меня бы никогда не отправили туда без соответствующей подготовки. Поэтому я не боялся, а только удивлялся: “Что за хрень!” Тот инопланетянин выглядел как структурированное насекомое: две ступни, две ноги, две руки, две кисти. По-моему, крыльев не было. А если и были, то были сложены. Я не видел длинных антенн, только маленькие шарики на ножках.

Д.У.: Они не выглядели как человеческие тела с головами инсектоидов?

П.П.: Тело, определенно, не было человеческим. Я бы сказал, что у него были достаточно большие ноги. (Пит показывает круг диаметром 5-7,5 см.) 

Д.У.: Неужели?

П.П.: Глаза как бы на ниточке. Две такие штуки, отходящие вот так. (Пит соединяет большие пальцы с указательными, и показывает, как они отходят на пять сантиметров по обеим сторонам лба.) Они представляют собой овальные плоские трубки, а на концах находятся глаза.

Д.У.: Ух ты!

П.П.: Глаз может поворачиваться.

Д.У.: Глаза фасеточные?

П.П.: Да.

Д.У.: Как они общаются?

П.П.: Существо говорило так, как будто у него были роговые пластинки, которые, двигаясь вокруг, создавали диссонансы и резонансы. Казалось, что звук не проходит через мягкие ткани рта. Он был высоким, резким и скрипучим.

Д.У.: Существо говорило по-английски?

П.П.: Да, с ярко выраженным акцентом, но произносило те же буквы, что и мы. Те же буквы и так же звучавшие. Есть виды, которые произносят те же буквы, но они звучат по-другому, как будто сначала они изучали русский язык или язык шумеров.

Д.У.: Для чего Вы там были? О чем говорили с Вами эти существа? Заходили ли они с Вами в корабль?

П.П.: Как я писал в руководстве, составленном после контакта с первым инопланетянином, они обсуждали разницу между контрольными панелями конкретного устройства по сравнению с другими устройствами. Я знал только то, что есть и другие устройства.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Я знал из первых рук, что было восстановлено. Я это видел. Контрольные панели были очень похожими, но последующие оказались намного более современными, опережали предыдущие на 400 лет. И те, и другие осуществляли функцию контроля, но делали это абсолютно по-разному.

Д.У.: Хорошо. Время данного эпизода на исходе. Это было нечто потрясающее. Как всегда, подтвердилось многое, что мы слышали от других. Пит, хочу поблагодарить Вас за то, что были с нами. А всех остальных благодарю за внимание!


[1] Вселенная Дюны — вымышленная вселенная, придуманная писателем Фрэнком Гербертом и описанная им в серии книг Хроники Дюны.

 

Поделиться

Добавить комментарий