Get Adobe Flash player

Кэннон Долорес

МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ
(глава из книги)

ЭКСКУРСИЯ ПО ХРАМУ МУДРОСТИ

Я обнаружила Храм Мудрости на духовном плане чисто случайно. Я в то время работала с молодым человеком по имени Джон, страдавшем кое-какими чисто физическими недугами, и он однажды захотел узнать, нет ли где-нибудь в духовном царстве такого места, где бы он мог немного подлечиться или, по крайней мере, получить полезную информацию по этому вопросу. Мне такое место было неизвестно, но я всегда готова немного поэкспериментировать: а вдруг да найдется! И если вся прочая информация в этой книге была получена от субъектов, погруженных в состояние транса и находившихся при этом в духовном теле на так называемой стадии посмертного существования между двумя жизнями, то на этот раз все было иначе. После того как Джон погрузился в глубокий сомнамбулический транс, я намеренно отправила его в духовное царство, чтобы посмотреть, сможет ли он найти место, как-то связанное с целительством, если только такое место вообще существует.
Когда я закончила отсчет времени, Джон оказался среди изумительного по красоте эфирного ландшафта, который, как его уведомили, являлся частью Храма Мудрости – обширного комплекса, состоящего из нескольких отделов: Храма Здоровья, Храма Судьбы и Библиотеки. Мне часто становится немного грустно оттого, что я не могу видеть и наслаждаться теми зримыми чудесами, которые видят мои субъекты. Подобно слепому, мне приходится полагаться лишь на их словесные описания, а слова часто просто не в состоянии хотя бы приблизительно передать те красоты, которые открываются субъектам в других измерениях.
Дж.: Я нахожусь в Храме Здоровья. Это место настолько прекрасно, что не поддается описанию. По форме он представляет собой круглый зал или ротонду со сводчатым потолком, в котором проделаны украшенные драгоценными камнями и самоцветами окна, через которые в помещение струится яркий радужный свет: голубой, красный, зеленый, желтый, оранжевый, бирюзовый. Короче, здесь представлены все цвета, какие только можно вообразить, за исключением черного и белого. Нет только этих цветов, зато все остальные имеются в изобилии, и через окна в потолке на пол ротонды, прямо по центру, падают лучи изумительной красоты. Входит один из служителей Храма, улыбаясь, подходит ко мне, берет за руку и говорит: «Ты пришел сюда исцелиться, не так ли? Твоя душа исстрадалась, и теперь самое время омолодить ее, не так ли? Стань в центре этой лучистой энергии и омойся в ней».
Д.: Это место именно для этого и предназначено?
Ответа не последовало. Судя по телодвижениям и выражению лица Джона, он испытывал в этот момент какое-то возвышенное и глубокое чувство. Я не особенно беспокоилась, поскольку переживание, владевшее Джоном, судя по всему, было весьма и весьма приятного свойства.
Д.: Расскажи, пожалуйста, что происходит в данный момент.
Опять не отвечает. Видимо, Джон настолько отдался своим чувствам, что сейчас ему не до слов. Он несколько раз конвульсивно дернулся и застыл. Так прошло несколько секунд.
Д.: Скажи, что ты чувствуешь.
Дж.: Меня окружают разноцветные огоньки, они кружат вокруг и… словно щупают меня и в то же время очищают. Это настолько необычное, непередаваемое ощущение, что я на какое-то время просто лишился дара речи.
Д.: Я хотела убедиться, что с тобой все в порядке. Так ты говоришь, это очень приятное ощущение?
Дж.: Приятное – не то слово. Экстатическое! (Опять на несколько секунд воцаряется молчание, в течение которых его тело продолжает конвульсивно подрагивать.) О, это необыкновенное чувство! Я будто заново родился. (Опять 2-3-секундная пауза.) О, как ЭТО замечательно! Как непередаваемо замечательно! Эти разноцветные волны энергии успокаивают боль и изгоняют все болезненные ощущения. Служитель Храма берет меня за руку, выводит из этого лучистого потока и по пути напутствует: «Ну вот, теперь твоя душа очистилась от этого скопления негативной энергии, которая тебя окружала. Ощути чувство покоя, которое наполняет тебя. Ты должен сконцентрироваться на нем, ибо оно обладает чудодейственной целебной силой». (Долгий, глубокий вдох и выдох.) О, это было удивительное чувство. Это чудесное место предназначено для людей, чье физическое тело подверглось мучительным страданиям или было подточено болезнью. Когда они оказываются по эту сторону жизни, их направляют именно сюда, в эту ротонду, чтобы их астральное и духовное тела полностью обновились и исцелились. Затем эти души, покинувшие физическое тело, принимают духовные поводыри и отводят в различные места, где каждая из них начинает работать над изучением собственной эволюции. И таких душ длинная очередь. Однако, учитывая то, что я все еще нахожусь в человеческом теле, которое нуждается в срочном лечении, мне сказали, что не будет ничего страшного, если я стану первым и первым пройду в помещение, которое они называют «Палатой красок и света».
Д.: Наверное, для того, кто находится в человеческом теле, довольно необычно оказаться в таком месте?
Дж.: О да. Служитель говорит, что не многие пользуются такой возможностью во время астральных путешествий. «А могли бы, – добавляет он. – Мы здесь именно для того, чтобы оказывать помощь страждущим душам, причем даже тем, которые все еще инкарнированы. Если бы только они захотели прийти сюда, мы бы их встретили с радостью и любовью. Ибо процесс исцеления немыслим без энергии любви и неотделим от нее». Это в самом деле чудесное место, наполненное гармонией и любовью. Это не больница, и не госпиталь, и не что-то в этом роде, а именно прекрасный чудотворный храм в виде высокой ротонды с окнами, украшенными камнями всех цветов и оттенков. Окна, высотой около пяти или шести футов, инкрустированы самоцветами. Свет струится через них прямо в центр ротонды, и если ты стоишь в центре, то весь оказываешься в потоке лучевой энергии. Именно здесь я и нахожусь. О, это удивительное и поистине упоительное ощущение!.. Служитель мне говорит: «Если хочешь быть здоровым, Джон, то постарайся, чтобы тобой постоянно владели позитивные чувства. Это очень важно. Твоя духовная миссия – помогать и служить людям, Джон. А о болезнях не беспокойся. Они сами уйдут из твоего тела под влиянием целительной энергии. Если хочешь сбросить излишний вес, то мысленно представь ту телесную форму, которую тебе хотелось бы иметь, сконцентрируйся – и она реализуется сама собой. Концентрация – очень важный фактор. Табак и алкоголь очень вредны для твоего духовного роста, поэтому от них нужно отказаться. Эта энергия наносит ущерб твоему телу, как физическому, так и духовному, причиняет тебе боль и страдания, поэтому с такой энергией духовный рост невозможен. Со временем, если ты, конечно, сам этого захочешь, твоя душа сможет выявить и воплотить все то естественное и прекрасное, что ей присуще, и тем самым сможет привлечь к себе здоровую энергию. Так что о здоровье не беспокойся: мы тебя вылечим и ты обязательно исцелишься. А если захочешь вновь посетить этот храм, то лишь пожелай этого – и ты здесь окажешься». Он весь так и лучится любовью. Он крепко меня обнимает и говорит: «А теперь тебе пора покинуть это место».
Д.: Прежде чем мы уйдем, я бы хотела спросить его об этих людях, стоящих в очереди. Что это за люди? Те, кто умер от болезней?
Дж.: Да, он говорит, что эти люди умерли после долгой мучительной болезни, а также те, кто много страдал в жизни, прежде чем попасть сюда. Это люди, умершие от различных болезней вроде рака или погибшие в результате автомобильных аварий и тому подобных инцидентов. Правда, очередь здесь чисто условная. Просто чувствуется некий порядок или некая очередность, но не так, как в обычных очередях, где люди стоят один за другим. Так или иначе, но здесь каждый знает, когда его черед идти в эту палату со световой энергией.
Д.: Кто их туда сопровождает: служащие храма или духи-проводники?
Дж.: Да, здесь есть и служащие, и духи-проводники, но очень многие пришли сюда с членами своих семей.
Д.: Которые пришли их встретить после смерти?
Дж.: Да, именно они и привели их в это место.
Д.: Значит, прежде чем проследовать дальше, вновь прибывшие должны, так сказать, очиститься или излечиться?
Дж.: Да, эта процедура необходима, поскольку они умерли мучительной смертью.
Д.: Это первое что ждет людей, переступивших порог смерти?
Дж.: Да, ибо если они, будучи в физическом теле, сильно страдали от болезней или умерли мучительной смертью в результате аварии и других несчастных случаев и в их эфирном теле скопилось много негативной, болезненной энергетики, то вначале их подвергают лечебной процедуре с помощью целительных энергий. Им необходимо вначале вылечить эфирное тело, и только после этого они переходят в астрал и могут работать на этом уровне. Поэтому попасть в это место жизненно важно для этих людей. Их помещают в центр ротонды, где фокусируются все световые лучи, те изливаются на них, охватывают со всех сторон и устраняют все следы негативных энергий, скопившихся в эфирном теле. После этого они присоединяются к членам семей или другим сопровождающим, и те уводят их в различные места или зоны астрального мира.
Д.: Я раньше никогда не слышала об этом Храме Здоровья. Хочу поблагодарить твоего гида за столь полезную информацию.
Дж.: Он улыбается в ответ и говорит, что его долг – служить людям. В этом его призвание, его сущность, его жизнь – жизнь в смысле предназначения, а не бытия. Он весь – как теплая лучистая энергия. Энергия любви. Его прикосновения магически трепетны, как прикосновения матери, которая с любовью и нежностью баюкает ребенка и прижимает его к себе. Именно такова любовь, исходящая от него. Он говорит, что этот Храм – место сбора и встречи всех страждущих душ, воплощенных или развоплощенных, ибо благодать этого места предназначена равно для всех. Многие люди, обладающие психической или целительной энергией, говорит он, могли бы создавать на земле образ или проекцию этого храма, чтобы и другие тоже могли исцеляться с его помощью. «Ты сам все видел и сам прошел через процесс исцеления, Джон, -говорит он, – поэтому очень важно, чтобы ты описал это место, чтобы и другие тоже могли им воспользоваться. Возьмем к примеру Долорес. Она может пользоваться им в своей целительской практике и помогать другим людям. Она могла бы направлять их в состоянии гипноза в этот Храм, а мы бы их принимали и оказывали им помощь. Было бы просто чудесно, если бы Долорес этим воспользовалась. Ибо, отдавая себя и свои силы людям, она будет духовно расти и развиваться». Таково его послание тебе, Долорес.
Д.: Я очень благодарна ему за эти слова. А есть ли какие-то правила или предписания, касающиеся того, кто может, а кто не может приходить сюда?
Дж.: Он говорит: «Мы принимаем здесь все души без исключения, если только они отваживаются предпринять такое путешествие. К сожалению, далеко не все этого хотят, а многие настолько обременены своими заботами, что даже и не помышляют о подобном. Но если они захотят прийти и основательно подлечиться, то мы всегда к их услугам». Они могут прийти сюда, говорит он, если у них накопилось много негативной энергии, а потом они могут уйти, пройдя необходимый курс лечения. Их никто не неволит. Да и, как правило, они сами здесь не задерживаются. А не хотеть прийти сюда они могут только в одном случае: если для них это не столь важно. Таков закон. Именно так он и сказал: «Таков закон. Душам виднее, что им во благо, а что во вред. Мы занимаемся лишь телом, в котором воплощена душа, а не сознанием. И если именно душа является хозяином тела, а не наоборот, то она понимает, что к чему, и знает этот закон. Целительная энергия не наркотик, и стать зависимым от нее невозможно. (Смеется.) Я еще не знаю такую душу, которая бы под влиянием целительной энергии стала «наркоманом». Это просто исключено».
Д.: Значит, если я направлю в это место кого-нибудь из моих клиентов, погрузив его в состояние транса, то он сможет пройти через ту же процедуру, что и Джон, и излечиться? При условии, конечно, если он этого захочет?
Дж.: Служитель говорит: «Да, если он захочет, то мы ему поможем. Если ты психически настроишь и направишь к нам человека в состоянии медитации или гипноза, то мы придем ему на помощь. Такова природа нашей энергетики. Я думаю, для тебя не составит особого труда направить его к нам. Воспользуйся этой возможностью. Мы, служители, устроены так, что нашей воле подчиняются все сотворенные вещи. Это, так сказать, некий духовный дар, которым наделен каждый из нас. Да и для тебя, Долорес, это тоже был бы прекрасный способ задействовать часть своих духовных способностей».
Д.: Прекрасная идея, особенно если учесть, что многие люди действительно обращаются ко мне за советом по поводу здоровья.
Дж.: Он говорит, что было бы замечательно, если бы ты погружала больных людей в состояние транса и направляла их в этот Храм Света. Лучшей помощи для них и не придумаешь, ибо здесь они могли бы лечить не столько физическое, сколько эфирное тело, а именно эти два тела и составляют сущность инкарнированного человека.
Д.: Но я думаю, что любое улучшение состояния эфирного тела немедленно сказывается и на состоянии тела физического?
Дж.: Совершенно верно. Однако самое важное для человека – это позитивный настрой… Кстати, вот еще одно поистине примечательное место. Оно, как бы это сказать, все словно соткано из золота. Все стены в золотом орнаменте и просто лучатся чистотой и великолепием.
Д.:А что это за место? Оно за пределами Храма?
Дж.: Нет, мы по-прежнему в Храме. Я расхаживаю по нему туда и сюда и веду разговор со служителем. Он показывает мне различные виды лучевой энергии и игру их цветового спектра. Такое впечатление, словно находишься в шкатулке с драгоценностями. Это настолько восхитительно, что и словами не передать. Сам по себе Храм тоже излучает электрическую энергию золотистого цвета, точнее – цвета червонного золота, который действует очень благотворно и целительно. А в стены вделаны опалы филигранной работы и различные виды драгоценных и полудрагоценных камней. Окна же, пропускающие свет, украшены бриллиантами.
Д.: Я очень благодарна ему за то, что он позволил нам посетить этот дворец и излечил тебя. Хочешь уйти оттуда?
Дж.: Да, он обнял меня и попрощался.
Д.: Нам действительно пора уходить, чтобы не задерживать других, которые ждут своей очереди исцелиться.
Дж.: Да, людей здесь хватает. И каждый ждет своей очереди окунуться в этот целительный свет.
Д.: Теперь мы знаем, что такое место существует, а это очень важно. Но там, должно быть, есть и другие места, о которых мы пока еще ничего не знаем. Ты сказал, что все эти здания являются частью единого комплекса? Ты не мог бы вместе со мной совершить, так сказать, небольшую прогулку, чтобы посмотреть, какие там еще есть чудеса?
Дж.: Охотно. Служитель говорит, что следующий за этим Храм Судьбы, называемый также «Гобеленовым залом», тоже является одним их важнейших элементов комплекса. Так что я теперь направляюсь туда по очень красивому коридору, стены которого выложены то ли лазуритом, то ли мрамором. В конце коридора большая дверь. Я открываю дверь и вижу за ней… искрящийся яркий свет.
Д.: Что это за свет? Откуда он берется?
Дж.: Передо мною человек, точнее -духовное существо. Он говорит, что является главным распорядителем Храма Судьбы, хранителем гобелена, и приглашает меня войти. (Храм Судьбы был уже мною описан в книге «Разговоры с Нострадамусом», том И.) Это, можно сказать, священное место, воздух которого насыщен непередаваемым волшебным ароматом -чем-то вроде свежего морского ветерка с привкусом соли и цветочных благоуханий. Почти как фимиам. А сам Храм представляет собой невероятно красивую комнату, очень и очень высокую, высотой примерно двести или триста футов. А впрочем нет, думаю, его высота чуть побольше ста футов; во всяком случае, это более точная оценка. Потолок имеет округлые своды, вроде церковного нефа, с окнами. В стенах тоже окна, тоже очень высокие и озаряющие внутреннее пространство ярким светом. А с потолка свешивается множество люстр, очертаниями немного напоминающих лампу Алладина… Не могу сказать, сколько их, возможно пятнадцать или двадцать. Стены и потолок, похоже, сделаны из мрамора, а в самом помещении, в разных его концах, на фоне огромного гобелена расставлена мебель – стулья и столы, не сказать, чтобы современные, но и не старые, зато очень удобные… Так и хочется присесть. Хранитель говорит, что учителя иногда приводят сюда учеников, чтобы объяснить им чудесный, но довольно запутанный орнамент гобелена. Такое впечатление, будто я нахожусь в специальном музее, который создан именно для изучения переплетений орнамента на гобелене. Давайте и мы его рассмотрим. Он очень красив и по виду напоминает металлический занавес – в том смысле, что он весь соткан из очень изящных сверкающих металлических нитей… (Внезапно задерживает дыхание.) Господи, такое впечатление, словно занавес дышит. Как будто… как будто он живой. Я хочу сказать, что он вздымается и сверкает. Некоторые участки искрятся, а некоторые словно затемнены. Очень трудно описать все это в точности. Словно перед тобой нечто живое, но не страшное, не пугающее, а, наоборот, удивительно прекрасное, сотканное из различных нитей… Нет, это действительно нечто великолепное, чудесное, непередаваемое. Нет на Земле такого шедевра, с которым можно бы сравнить этот занавес. Невозможно даже выразить, насколько он чудесен… будто наэлектризован и вибрирует… Хранитель гобелена говорит мне, что каждая нить – это отдельная жизнь.
Д.: Да… Чересчур сложно, на мой взгляд.
Дж.: Возможно, но все вместе образует восхитительный орнамент. Вечный и, так сказать… О, я словно вижу перед собой целый мир. Глядя на этот гобелен, я могу видеть все, что происходит на Земле, все события в целом и каждое в отдельности.
Д.: Что ты имеешь в виду?
Дж.: Я хочу сказать, что если пристально вглядеться в гобелен, то можно увидеть повседневную жизнь людей, ибо в нем отражена, подобно живой нити, жизнь каждого человека. Хранитель гобелена объясняет, что каждая жизнь, когда-либо прожитая человеком, представлена на гобелене в виде отдельной нити. Здесь, как на огромной панораме или на мозаичном полотне, увязаны между собой все нити человеческих жизней, все души, когда-либо воплощавшиеся на Земле. Здесь прекрасно видно, как связана и переплетена каждая отдельная жизнь со всеми другими жизнями, как она с ними пересекается и как в конечном счете влияет на судьбы всего человечества. Другими словами, на этом гобелене представлено абсолютное единство всех земных людей – человечество Земли. Оно едино, но слагается из великого множества маленьких частей – индивидуумов. И ни один из них не сможет существовать без других, ибо все мы взаимосвязаны и влияем друг на друга.
Д.: Ну, если этот занавес действительно соткан из жизней всех людей, то он и в самом деле живой. Хранитель не будет против, если мы рассмотрим его поподробней?
Дж.: Нет, он не против. Он знает, что мы не праздные любопытствующие, а пришли сюда с определенной целью. Он говорит: «Пожалуйста, подходите и разглядывайте, но только не вглядывайтесь. Я не хочу, чтобы вы рассматривали и углублялись в жизнь других людей, поскольку это знание на данный момент им ни к чему и может только навредить». (Джон вновь принимается описывать гобелен.) Он просто огромный, на мой взгляд, никак не меньше двадцати-двадцати пяти футов в высоту. А что касается длины… О, мне кажется, он уходит в бесконечность. Во всяком случае мне потребуется несколько часов, чтобы пройти эту часть гобелена из конца в конец, ибо он тянется на милю, а может, и больше. Он занимает всю левую стену и освещен во всю свою длину светом, льющимся из окон. Правда, здесь все же есть некий предел, дальше которого я не имею права ступать.
Д.: Почему?
Дж.: Хранитель говорит, что на той части гобелена отражена духовная эволюция всех человеческих душ и доступ к ней имеют лишь духовно просветленные люди… Это как дорожный знак, который предостерегает: «Стоп! За эту черту не заходить!» (Смеется.) Хотя, конечно же, никакого знака нет. Это не знак, а скорее некое чувство, подсказывающее тебе, что дальше этой черты идти не следует. (Вновь возвращается к описанию.) Это все равно, что любоваться прекраснейшим из всех когда-либо созданных произведений искусства. Гобелен будто соткан из различных волокон, а точнее, струн, самых разных по величине – от коротких и относительно тонких до струн размером с электрический провод и толщиной с мое запястье.
Д.: Ты же говорил раньше, что это нити.
Дж.: Да, я назвал их нитями, потому что они переплетены между собой подобно нитям, но на самом деле они не такие тонкие и… Нет, это скорее струны, переплетение различных струн – от коротких и тонких струн до струн большей длины и размеров. Многие из них как веревки, и чем дальше, тем толще они становятся. Они окрашены в различные цвета: зеленый, красный, желтый, оранжевый и черный. Да-да, среди них есть и несколько черных. Они резко выделяются на фоне остальных, и не столько из-за цвета, сколько потому, что кажутся почему-то гораздо короче других. Мда, это довольно странно.
Д.: Эти цвета что-то обозначают?
Дж.: Сейчас спрошу. Да, хранитель говорит, что они обозначают ту духовную энергию, которая в данный момент превалирует в душе того или иного человека.
Д.: В таком случае, что означает черный цвет по сравнению с более яркими цветами?
Дж.: Черный цвет, отвечает он, ничего не означает. Черным помечен тот, кто избрал для себя необычную судьбу.
Д.: Вот оно что. А я думала, что черный цвет указывает на то, что у этого человека более черная, более мрачная жизнь, чем у прочих.
Дж.: Нет, он говорит, что на гобелене не отражено ничего негативного. Просто черным помечены те души, которые избрали необычный жизненный путь. И добавляет: «Но об этом лучше не спрашивайте. В данный момент вам это знать ни к чему, тем более что вы пришли сюда с другой целью».
Д.: Да, он прав. Я хотела задать несколько вопросов иного характера. Ты сказал, что сюда приходят учителя со своими учениками и объясняют им, что означают узоры или орнамент гобелена. Интересно, используют ли они какую-либо особую методику при изучении прошлых жизней?

Pages: 1 2 3